Великоустюжские росписи

       

Возникновение и развитие Великоустюжской росписи

В XVII веке живописное искусство было тесно связано с иконописью. Поэтому, в народном изобразительном искусстве нашли отражение и техника иконописания, и ее стилистические приемы, и ее терминология.

Среди живописцев русских северных городов добрую славу имели художники Великого Устюга. В XVII веке в городе было более тридцати пяти человек – живописцев-травщиков. Они писали иконы по заказу церквей и монастырей, они же украшали росписью бытовые вещи для горожан. Это стало толчком для образования великоустюжской росписи. В отличие от иконописных заказов, где художники должны были точно следовать установленным церковью правилам – канонам, в росписях бытовых предметов они писали все, что хотели, что видели вокруг себя и что поражало их воображение. Все, что относилось к окружающей природе – деревья, холмики, цветы – называли травами, а художников, рисовавших их, – травщиками. Поскольку травщики специализировались и на писании орнамента, именно им в первую очередь поручали работы по украшению бытовых вещей. Но, несмотря на то, что все живописцы Великого Устюга были потомственными живописцами, унаследовавшими от своих предков мастерство рисунка, творчество устюжан нашло отражение и в искусстве древних художников. Упрощая технические рисунки устюжских росписей, они по–своему перевоплощали и содержание их. Поэтому если образы городских художников близки церковной книге, то у деревенских они родственны былине или сказке.

Авторы живописных творений хорошо знали и любили художественные произведения своего времени. Одни из них были грамотными и могли читать сами (об этом свидетельствуют включенные в роспись надписи на коробах и сундуках, хранящиеся в Великоустюгском краеведческом музее), другие слышали их у деревенских сказителей – ведь большая часть древнерусских произведений дошла до нас в устной передаче.
Очень часто устюжские великоустюжские росписи художники XVII века изображали героев Древней Руси: это и легендарные богатыри (человек-конь Полкан, Бова-Королевич, царь Александр Македонский), звери (лев, единорог, грифон), птицы (Стратим-птица, птица Сирин, попугай), невиданные растения. Но наряду со сказочно-фантастическими сюжетами художники отражали в своих росписях и темы, заимствованные из окружающей жизни. Кроме того, даже сюжеты, навеянные сказкой или легендой, приобретали порой под рукой живописца реальные черты. Все вышеизложенное о великоустюжской росписи является достоверными научными фактами.

Композиционное решение в росписи

Композиция в изобразительном искусстве связана с необходимостью передать основной замысел, идею произведения наиболее ясно и убедительно. И если в живописи композиция помогает передать иллюзию пространства, его глубину, то в народном и декоративно-прикладном искусстве художник композиционными приемами, наоборот, стремится подчеркнуть объем или плоскость украшаемого объекта.

В декоративной композиции тема может быть выражена способами, принципиально отличающими ее от композиции картины. Изображение пейзажа может разворачиваться не в глубину, а вверх, в таком случае дальние планы помещают над ближними, как в древнерусской иконе. Основная отличительная особенность декоративного изображения от реалистического состоит в том, что цвет предмета может быть дан без учета света и тени, возможен даже полный отказ от реального цвета. Важно, чтобы с помощью цвета создавался художественный образ.

Свойство декоративной композиции – декоративное преображение любой натуры, выделение народности, красочности, орнаментальности окружающего мира, соблюдение определенной меры условности изображения. Умелое обобщение формы нисколько не вредит выразительности. Отказ от второстепенных подробностей делает более заметным главное. К положительным результатам ведет не только строгий отбор главного, но и некоторая недосказанность, ассоциативность эмоционально–образного решения темы. Следует обратить внимание на композиционные приемы народного орнамента. Орнамент (от латинского ornamentum – украшение) – узор, построенный на ритмическом чередовании и организованном расположении элементов. В зависимости от характера мотивов различают следующие виды орнаментов: геометрический, растительный, зооморфный и антропоморфный.

В великоустюжской росписи используется растительный и геометрический орнамент. В любой росписи растительный орнамент составляется из стилизованных листьев, цветов, плодов, веток... Наиболее часто встречается мотив «Древо жизни». Это единое целое, это ведущая линия в орнаменте, к которой прикрепляются все остальные элементы. «Древо жизни» (древо – дерево) старше человека и животных, оно пришло из глубокой древности. Его считают причастным к сотворению мира. «Древо жизни» уходит корнями глубоко в землю того края, где мы живем, где живет наш народ, где пекут по–своему хлеб, поют свои песни, хранят свои легенды и помнят историю прапрадедов. И если мы будем знать песни своего народа, обычаи, праздники, то и «Древо жизни» будет расти.

«Древо жизни» является символом творческих сил природы, незыблемости, миропорядка. Птицы, которые могут сидеть на ветвях «Древа жизни», являются вестниками счастья, они символизируют хозяина и хозяюшку. Стражем его является лев – хранитель очага. Наиболее часто «Древо жизни», его мотив изображается как цветущий куст – это относится и к великоустюжской росписи, и является растительным орнаментом. В устюжском узоре изображение цветка тюльпана является единственным мотивом росписи. Он заменил собою все остальные растительные элементы древнего травного орнамента. Однако это не помешало введению большого разнообразия деталей в каждом цветке. Он давался в различных ракурсах, приобретал иногда довольно далекий от оригинала вид. Некоторое объединение возможностей декорировки при использовании всего лишь одного растительного орнаментального элемента обычно компенсировалось изображением птиц, зверей, мифических существ и даже человека.

О чем рассказывает одежда гeрoeв

Жанровая сценка: по сторонам небольшого столика стоят двое – молодец и девица – с чарками в поднятых руках. Как ни лаконичен рисунок, художник сумел показать самое характерное: люди одеты в старинную длиннополую одежду и высокие шапки. Праздничность наряда художник показал нам по-своему, несколькими черточками и штрихами: полы платья он украсил рядами полукружий, значит, оно сшито из ткани с крупными цветами; заштрихованными полосками обозначил вышивку и узорную ткань на воротнике и шапке.

Это описание одежды почти полностью совпадает с одеждой молодцев на коробье: прямой черточкой выше локтя художник показал конец рукава кафтана, а из-под него виден более длинный рукав сорочки; раскошенные полы расширяются книзу, четко отмечена и опояска кафтана, и его круглый ворот. Художник показал также туго обтягивающий шею воротник нарядной рубахи с «ожерельем» и вышивкой на груди, которая видна из-под кафтана. Праздничный наряд юношей дополняют красные сафьяновые сапожки на каблуках и высокая шапка из узорного атласа.

Если одежда героев передана художником так тонко и искусно, то изображение людей на первый взгляд может показаться по-детски неумелым. Очерченные почти прямыми и угловатыми линиями фигуры далеки от «натуры»: их руки разной длины и так изогнуты, словно вместо суставов у них гибкие пружины.
Художник не пытается сделать изображение объемным: у стола и стоящих на нем сосудов показаны только передние стенки, на одеждах нет ни одной складки. Вместо лица кружок, глаза и брови обозначены двумя запятыми, а нос и рот – прямыми черточками. Вся фигура повернута к зрителю в фас, а ноги – в профиль.
Так одевались бояре в допетровской Руси. Значит, своих героев художник одел в соответствии с обычаями своего времени (рис.1).

Фрагмент росписи. Короб. Север. XVII век.
Рис. 1.
Фрагмент росписи. Короб. Север. XVII век.

На крышке другой коробьи – подобная же сценка. Пара одета иначе: на мужчине короткий в талию кафтан, на женщине – колоколообразная юбка. О чем говорят эти детали?

Наиболее резкие изменения в одежде в России произошли при Петре I, когда он специальным указом ввел так называемое «немецкое платье», близкое к западным образцам. 26 августа 1700 года этот указ был вывешен на всех городских воротах при въезде в Москву, и тут же, как образцы, были поставлены одетые по новой моде манекены: мужской и женский. Именно такую одежду мы видим на главных героях второй коробьи, хотя художник показал их силуэт и лишь несколькими штрихами наметил самые характерные признаки одежды (округлыми зубчиками – узорную обшивку застежки камзола, кружочками – карманы; тонкие палочки – ноги мужчины – подсказывают нам, что они обтянуты чулками и обуты в туфли на каблуках). Также по моде одета и женщина: платье с подчеркнуто узкой талией, открытым воротом и широкая юбка из узорной ткани (рис. 2)

Фрагмент росписи. Короб. Север. Начало XVIII века.
Рис. 2.
Фрагмент росписи. Короб. Север. Начало XVIII века.

Персонажи-символы

Желание «разгадать» те древние источники, которые послужили основанием крестьянскому искусству. А что же «видел» в своих образах сам крестьянский художник? Что видели, как воспринимали его искусство те, кто пользовался им в быту, кто им, несомненно, дорожил?

Бытовые сцены – домашние работы и занятия крестьянской женщины, прежде всего изображения прях, посиделок, затем различные катания – в каретах, возках, санях, сцены чаепития, винопития, плясок и хороводов.

Здесь стоит сказать, что жанровые мотивы на дошедших до нас произведениях мастер такой задачи прямо перед собой не ставил, а если это получалось, то косвенно. Задачи у него были другие. В основе многочисленных его рисунков продолжала лежать вера в их силу, в своеобразную «заклинательную власть», побеждаюш1ую зло и привлекающую добро. Это доказывается сохранившимися и продолжавшимися жить верованиями и суеверными представлениями, пусть порой глубоко измененными, но не утратившими свою «волшебную силу». Но, во всяком случае, «полузабытые образы» не были просто декоративными формами. Они имели точные имена: Берегиня, Сирин, Единорог, Лев, Полкан и пр.

Крестьянин, если не полностью, то все же частично знал их древний смысл. Вот почему он с таким упорством обращался не ко всем, а к определенным, большей частью одним и тем же сюжетам.

Надо признать, что почти все образы народного искусства содержательны. Прежде всего, скажем о древних образах мифологического рода: о божествах, конях, птицах, древах жизни.

Лев – бесконечно добродушный с пастью до ушей, растянутой в улыбку. В них нет и намека на свирепость. Их морды иногда похожи на человеческие (скоморошьи) личины, решены очень своеобразно. Фигуры то просты, то затейливы, головы обращены к зрителю, и порой окружены узорной гривой, как солнечным сиянием. Тела изогнуты, приведены в родство с растительными, гибкими ветками, внедрены в их узор. Кажется, что они возникают из него, вырастают, выходят на наших глазах. Крестьянских львов нельзя бояться. Чаще они спокойно лежат в орнаменте, поджав под себя лапы, тихо помахивая процветшим хвостом. Порой готовы изогнуться и невероятным усилием поворачивают головы, неотступно следя за нами. Иногда же привстают как сторожевые псы, оберегающие жилье хозяина. Существует мнение, что изображение льва служило в качестве оберега, стража, стерегущее хозяйское добро. Но они и украшают жилище крестьянина, вносят чувство необычности. Лев в понимании народного мастера – иногда похож на доброго пса или котенка. (рис. 3)

Лев. Роспись коробьи. Район Великого Устюга XVII век.
Рис. 3.
Лев. Роспись коробьи. Район Великого Устюга XVII век.

Птица сирин. В крестьянском искусстве сирины чаще всего изображались на свадебных прялках, на тех, которые жених дарил своей невесте. В народном искусстве сирин превращается в сказочную жар-птицу, удивительно красивую, как чудесный гость, впорхнувшую в убогую избу и озарившую ее своим сиянием. В крестьянском искусстве сирин как бы спустился с неба на землю. Его охранительная роль осталась, но заменилась более личным обращением к владельцу вещи. Сирины стали стеречь не отвлеченное «древо жизни», а самого человека. (рис. 4)

Птица Сирин. Копия. Роспись внутренней стороны крышки сундука. Великий Устюг. Начало XVIII века.
Рис. 4.
Птица Сирин. Копия. Роспись внутренней стороны крышки сундука. Великий Устюг. Начало XVIII века.
 

Богатырь полкан. В произведениях устюжских художников Полкан встречается часто. На нем то кольчуга, то русский кафтан и круглая, опушенная мехом шапочка. Вооружен он всегда луком со стрелами. Нацеливая стрелу или прямо перед собой, или повернувшись всем корпусом назад. Полкан всегда в движении. (рис. 5).

Богатырь Полкан. Роспись крышки сундука-теремка. Великий Устюг. XVII век.
Рис. 5.
Богатырь Полкан. Роспись крышки сундука-теремка. Великий Устюг. XVII век.

Грифон – это крылатый зверь. У него мощные лапы с выпущенными когтями, поджарое туловище, а шея с пышной гривой завершается птичьей головкой с острым клювом. Поднятые вверх передние лапы, закрученный хвост, расправленные крылья и хищно раскрытый клюв показывает, что зверь приготовился поразить своего противника. Под ногами зверя – холмы с травкой, а вокруг – извивающиеся стебли цветов пестрой окраски. Это мифический зверь – грифон. (рис. 6)

Грифон. Роспись коробьи. Район Великого Устюга XVII век.
Рис. 6.
Грифон. Роспись коробьи. Район Великого Устюга XVII век.

Откуда пришел к нам на Русь мифический зверь грифон? Много сотен лет до нашей эры в странах Древнего Востока грифон, как и лев, считался божеством, позже стал эмблемой власти. С Востока, через Италию и Византию, он попал в страны Западной Европы и к нам, на Русь. Как и лев, грифон привлек россиянина своей храбростью и силой, причем своим могуществом он превосходил льва: ведь у грифона было туловище зверя, орлиный клюв и огромные крылья.

Стратим-птица. В средневековых легендах представления о птицах были не менее фантастичны, чем о животных. Им приписывали мифическую силу и власть. Считалось, например, что павлин своим криком может прогнать змей. Видимо, поэтому в росписях устюжан обязательно присутствуют птицы.
Стратим-птицу изображали в росписях на коробьях. У нее сильно вытянутое, будто сложенное из двух плоских дощечек туловище, которое под прямым углом переходит в такую же длинную шею, заканчивающуюся маленькой головкой с большим загнутым клювом. Такой же, как у грифона или льва, скошенный круглый глаз с любопытством смотрит куда-то вдаль, сильные когтистые лапы охватывали край рамки, а поднятые крылья говорят, что птица готова взлететь. Не пытаясь детализировать изображение или сделать его объемным, художник одинаковыми косыми черточками зачертил тело птицы, ее шею и край крыла. Тем не менее птица кажется нам живой, полной мрачной таинственности и загадочности: она не похожа ни на одну из известных в природе птиц.

Единорог очень похож на коня, но у него на лбу растет длинный и острый рог. Его поэтому так и назвали – единорог.

В некоторых легендах единорог, слившись в один образ с каким-то неведомым божеством, становится царем всего подземного царства.

Нарисованный на крышке на фоне трав и цветов, единорог весело скачет, напоминая жеребеночка, выпушенного пастись на зеленую травку.

Это сходство еще увеличивает его глуповато-удивленная мордочка, приподнятые для прыжка передние ноги, мягкая шоколадная окраска животного. (рис. 7)

Мифический зверь единорог. Роспись коробьи. Район Великого Устюга XVII век.
Рис. 7.
Мифический зверь единорог. Роспись коробьи. Район Великого Устюга XVII век.

Цветовое решение в росписи

Устюжские художники расписывали бытовые предметы в XVII веке, как и иконы, яичной темперой, т.е. красками, растворявшимися в желтке куриного яйца. Однако распространение живописного мастерства вносит в старую иконописную (по–видимому, более дорогую) рецептуру и состав красителей цветовое упрощение. Если на иконы шли золото, серебро и такие дорогие краски, как бакан, киноварь, голубец, то в росписи бытовых предметов старались больше употреблять сурика и жижгла (желтый). Удешевляли и растворитель: вместо одного желтка брали все яйцо.

Цвет в великоустюжской росписи играл подсобную роль: раскрашивая нанесенные предварительно контуры изображений, художник отнюдь не пытался подражать природе или же оттенками цвета сделать их объемными. Главной целью его было сделать предмет как можно ярче и наряднее. Поэтому устюжские росписи были похожи отчасти на восточные ткани XVI – XVII века.

В наше время цветовая гамма в росписи осталась той же: используются в основном желтый, оранжевый, красный, зеленый, а иногда коричневый и голубой, для оживки идет черный цвет.
В изобразительной деятельности принято считать, что богатый ассоциациями красный цвет – согревающий, оживляющий, активный, энергичный; зеленый цвет создает спокойное, приятное, мирное настроение; желтый цвет – теплый, добрящий, веселый, привлекательный; оранжевый цвет – веселый, радостный, пламенный, добрый. Поэтому в росписи мастера отдают предпочтение желтому и красному цвету, которые делают предметы праздничными, создают атмосферу тепла и уюта.

Лучше понять особенности цвета, использовать его в живописи, применять в декоративном прикладном искусстве помогает художнику наука о цвете (цветоведение или колористика).
Наука о цвете возникла очень давно. Еще в IV веке до нашей эры в Древней Греции ученый Аристотель пытался объяснить происхождение цвета и разные цветовые явления. Восприятие цвета во многом зависит от цветового тона, степени его яркости и насыщенности.

В нашем сознании цветовой тон ассоциируется с окраской хорошо знакомых предметов. Многие наименования цветов произошли прямо от объектов с характерным цветом: песочный, изумрудный, вишневый и т.д. Итак, цветовой тон определяется названием цвета (желтый, красный...) и зависит от его места в спектре. Красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый цвета составляют спектр. Цвета спектра всегда располагаются в такой последовательности. Цветовой круг обычно делится на две части – теплую и холодную. Теплые цвета: красные, желтые, оранжевые и все цвета, в которых имеется хотя бы частичка этих цветов. Теплые цвета напоминают цвет солнца, огня, того, что в природе действительно дает тепло. И недаром в области ДПИ преимущество отдается теплым цветам, а не холодным. Холодные цвета: синий, голубой, зеленый, фиолетовый и цвета, которые можно получить от смешения с этими цветами. Холодные цвета ассоциируются в нашем представлении со льдом, снегом, водой. Черный, серый, белый составляют группу нейтральных цветов.

Цвета спектров, расположенных напротив друг друга, считаются контрастными и при этом гармоничными: красный – зеленый. Они становятся более насыщенными и усиливают яркость друг друга. Контрастными сочетаниями в изделиях нужно пользоваться с большой осторожностью: в композиции достаточно двух контрастных цветов, к тому же одного из них должно быть поменьше, иначе они начнут подавлять друг друга.
В декоративной работе художники заботятся о гармоничном соотношении цветов, причем реальные цвета предметов могут быть изменены на символические. Колористическое единство всех элементов орнаментов достигается с помощью цветовых контрастов и нюансов.

Но нельзя забывать и о главном правиле: в каждом цветовом подборе один цвет должен быть основным, второй – дополнительным, за применением остальных надо внимательно следить – они не должны превалировать и могут служить лишь оживляющими общую гамму акцентами, их не должно быть очень много. Основной цвет всегда господствует над остальными, объединяя их вокруг себя.

Подбирая цветовые отношения в декоративной работе, учитывается размер частей рисунка, их ритмическое расположение, назначение вещи и материал, из которого она сделана.

Возрождение Великоустюжской росписи

Период с XVI по XVIII век был временем расцвета местной, художественной культуры, достижения которой и сохранились в дальнейшем в работах народных ремесленников. Начиная с конца XIX – начала XX века промысел начинает угасать, и он бы совсем исчез, если бы в 1981 году в городе не открыли экспериментальную фабрику «Великоустюгские узоры», объединившую старинные промыслы края.

Созданная на фабрике творческая группа опытных художников – Л.А. Корепина, Т.Ю. Лабутина вместе с мастером-столяром И.П. Хомутинниковым – приложила много усилий для возрождения великоустюжской росписи. Результатом их постоянных творческих поисков явилось рождение нового, ранее не встречавшегося художественного приема, где резьба по бересте гармонично сочетается с росписью.

Сегодня от традиций устюжской школы в новых росписях сохранились золотистый фон, графичность рисунка. На берестяных туесах, коробах, хлебницах, изделиях из дерева и в наши дни все также цветут тюльпаны на тонких беспокойных стеблях и поет птица Сирин. Устюжские мастерицы украшают свою бересту и сюжетной росписью: это сцены чаепития и народного гулянья, северный фольклор, знаменитые исторические события города и промысла.

Творческие работы художников фабрики «Великоустюгские узоры» неоднократно экспонировались на областных, зональных, республиканских, всесоюзных и зарубежных выставках.

 

Великоустюжская роспись : [учебно-методическое пособие «Узоры Севера» / сост. Карандашева Г. Н. – Вологда : НП «Фест», [200-?]. – 34 с.

       
Источник: http://www.booksite.ru/trade_vologda/11_1.html



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Великоустюгская роспись Колокольчики и народные промыслы Кардиган связать из шерсти спицами

Великоустюжские росписи Великоустюжские росписи Великоустюжские росписи Великоустюжские росписи Великоустюжские росписи Великоустюжские росписи Великоустюжские росписи Великоустюжские росписи

Похожие новости